jursus: (Default)
там где шу задает границы пейзажа, а шен рисует влажную зелень прелого леса, улун входит запахом ручья и цветом далекой песни дрозда. и если в этот момент поднимается туман, виды стираются и звуки утихают - это лучший момент.
jursus: (Default)
между дегустацией чая и чайной медитацией разница велика. но преодолевается она правильным дыханием. когда дыхание наполняет чай, а чай насыщает дыхание, рождается чувство без чувства, словно поднимаешься над горным лугом, невесомый, и нет ни желания, и воли опускаться вниз. чем свежее чай, чем чище чайная ци, тем выше полет и глубже дыхание.
jursus: (Default)
Смена погоды. Молоко тумана холодное, а ветер норовит подсунуть его в самое окно - только успевай закрывать форточки. Неудачно так повернули к весне, аж зубы стынут от мороза. Но если не было бы иным было то утро - запомнились бы оно? А с другой стороны, как весну приманить?
И в чайнике та же хрустящая бель, только горячая. Закипает, стало быть. Впереди еще два выходных дня, о которых тело, кажется узнает прежде, чем осмыслит ум. Иначе с чего бы ему быть таким вальяжным, медлительным, с чего бы не спеша вытягивать руку за рукотворным родником на плите. Чует тело. А ум вовслед. И все навыворот как-то укладывается, ершисто, как раз совсем уже по-весеннему. Ну и хорошо, значит, хоть в чем-то есть порядок.
Приманить весну - это уже целая волшба. Окна не открыть, зато лес рядом, а там почки уже желтые, пушком покрыты, ждут от солнца отмашки. Можно из лесу веток принести, поставить в графин и весна придет как по часам. Правда, дальше подоконника не зайдет, зато запах от веток будет на всю комнату. Чем не новый год? Или напечь блинов, ярких как щеки в самый разгар дня. Правда, и после них весна придет лишь до полуденной дремы, а там зимняя тяжесть снова отпразднует победу - и здравствуй нос в форточке в поисках тепла. Нет, если ворожить, то ворожить: сразу лето! Эй, братец-июнь, выходи из шкафа!
А тут и чайник впору. Тонкие прутики-чаинки, словно посошки у пастырей эльфийских барашков - голова с наперсток. Обернутые в зеленую парчу, тонкой работы лесных принцесс. Взмахнешь таким прутиком, как лебедь рукавом, и вот тебе направо сосновый бор, пропитанный зеленью лесного солнца, налево - широкий луг, мягкий и свежий. Стоишь посреди, с чайником в руках, ошалевший от неожиданных див. Зажмуриваешься. Дышишь. И чувствуешь кожей, как солнце спешивается, накидывает на плечи облако и опускает ветер на луг попастись на просторе. Ветер, такой долгожданный! Летний свежий ветер в облачный день на широком лугу, окаймленным сосновым лесом. В его вкусе - весь луг, от края до края, от сосновой иголки до коровы, пасущейся на горизонте. Той самой коровы, на которой луна не спеша въедет по синей атласной дороге под вечер. Но это нескоро. Пока - только эхо молока, как воспоминание и как предвкушение, что скрыто в зелени, которую колышет ветер.
Так может и это молоко за окном - неспроста? Не знак ли, что весна ответила на зов?
jursus: (Default)
с заходом солнца
разбирает по листьям гнездо
десятилетний аист

jursus: (Default)
Смена погоды. Молоко тумана холодное, а ветер норовит подсунуть его в самое окно - только успевай закрывать форточки. Неудачно так повернули к весне, аж зубы стынут от мороза. Но если не было бы иным было то утро - запомнились бы оно? А с другой стороны, как весну приманить?
И в чайнике та же хрустящая бель, только горячая. Закипает, стало быть. Впереди еще два выходных дня, о которых тело, кажется узнает прежде, чем осмыслит ум. Иначе с чего бы ему быть таким вальяжным, медлительным, с чего бы не спеша вытягивать руку за рукотворным родником на плите. Чует тело. А ум вовслед. И все навыворот как-то укладывается, ершисто, как раз совсем уже по-весеннему. Ну и хорошо, значит, хоть в чем-то есть порядок.
Приманить весну - это уже целая волшба. Окна не ооткрыть, зато лес рядом, а там почки уже желтые, пушком покрыты, ждут от солнца отмашки. Можно из лесу веток принести, поставить в графин и весна придет как по часам. Правда, дальше подоконника не зайдет, зато запах от веток будет на всю комнату. Чем не новый год? Или напечь блинов, ярких как щеки в самый разгар дня. Правда, и после них весна придет лишь до полуденной дремы, а там зимняя тяжесть снова отпразднует победу - и здравствуй нос в форточке в поисках тепла. Нет, если ворожить, то ворожить: сразу лето! Эй, братец-июнь, выходи из шкафа!
А тут и чайник впору. Тонкие прутики-чаинки, словно посошки у пастырей эльфийских барашков - голова с наперсток. Обернутые в зеленую парчу, тонкой работы лесных принцесс. Взмахнешь таким прутиком, как лебедь рукавом, и вот тебе направо сосновый бор, пропитанный зеленью лесного солнца, налево - широкий луг, мягкий и свежий. Стоишь посреди, с чайником в руках, ошалевший от неожиданных див. Зажмуриваешься. Дышишь. И чувствуешь кожей, как солнце спешивается, накидывает на плечи облако и опускает ветер на луг попастись на просторе. Ветер, такой долгожданный! Летний свежий ветер в облачный день на широком лугу, окаймленным сосновым лесом. В его вкусе - весь луг, от края до края, от сосновой иголки до коровы, пасущейся на горизонте. Той самой коровы, на которой луна не спеша въедет по синей атласной дороге под вечер. Но это нескоро. Пока - только эхо молока, как воспоминание и как предвкушение, что скрыто в зелени, которую колышет ветер.
Так может и это молоко за окном - неспроста? Не знак ли, что весна ответила на зов?

11001567_851148494926684_6934037980987072362_o
jursus: (Default)
19773_640

Март всегда начинается с сенчи. Или сенча с марта. Или оба - с чжен-чина, нефритового цвета, с оттенком хризоколлы и запахом холмов Хайнаня. Правда, вечера все еще за пуэром, густым как кровь и сочным как малага, но по утрам слышен уже только легкий молочный аромат с привкусом сенца, дух вольных весенних ветров, несущих пробуждение и новую свежесть.
Сенча - словно старый друг, только что вернувшийся из полного лишений странствия на восток, где он искал мудрости. Он приходит - и ты пьешь добытое знание, кажущееся таким знакомым на вкус.
Сенча - словно протяжная мелодия, которой Пастух собирает овец перед дальней дорогой на новые луга.
Сенча - словно свежая перина, пропитанная ветром, в которую окунаешься, чтобы понять: ты - дома.

вскарабкалась на чашку
ловит солнце улитка
на зеленой глади
jursus: (Default)
зеленый гринфилд изысканная гадость
предел падения после да хун пао
болотного цвета и запаха не зело ахти
но когда надо дожить до зарплаты
это просто чудо

и есть ли в этом мире объективность, а?
jursus: (Default)
Чашки обсохли:
Какой же чай поднести?
Терпеливые гости...


Уже два дня мучаюсь вопросом: экспериментировал ли все-таки Лу Юй с молоком?.. ))
jursus: (Default)
Зимой хорошо согреться улунским Черным Драконом. Хэйлун завариваю в закипающем молоке - столовую ложку с горкой на большую кружку молока. Потом выключаю плиту, жду еще две минуты и переливаю чай в кружку. Не знаю, в чем секрет, но заваренный так Дракон получается очень сладким.
Когда его пьешь, можно смотреть в окно, особенно если на улице солнечно. Гармония напитка с резкой остротой свежего морозного воздуха непередаваема - это обязательно стоит испытать тем, кто думает, что все в жизни попробовал ;)

черного чая
чашка стоит на столе
солнца полна
jursus: (Default)
http://www.youtube.com/watch?v=LLrbgVpPqaA

Корейская чайная церемония: давно искал, только что нашел. Интересно ;)
Page generated Jul. 21st, 2017 10:44 am
Powered by Dreamwidth Studios